Как она могла так себя обмануть?

Ирина собиралась ехать домой. Дочери Аленке решила ничего не говорить. Лишь намекнула, что готовит сюрприз. «Какой сюрприз, мамочка?»- спросила дочь. «Если скажу, то сюрприза не будет, не так ли?» – вопросом на вопрос ответила Ирина

И вот уже за окном автобуса появились знакомые картинки ее городка, улица, старый каштан у ворот их дома. Ирина не поверила своим глазам: заброшенный двор и дом, как будто постарел, осунулся. Едва дотянула за ворот тяжелые сумки, присела у колодца. Нет на ней журавля, которого еще с покойным мужем пристраивали.

Затоптан и цветник. Что-то кольнуло Ирину у сердца: куда же дочь тратила деньги, которые она присылала? В окне мелькнула фигура Алены. А через минуту – из дома вышел какой-то молодой человек и молча стал заносить ее сумки.

«Извини, мама, что не рассказала тебе: Максим – мой гражданский муж. Как видишь и я сюрприз для тебя приготовила» – как всегда льстиво тараторила дочь.

Ужинать Ирина отказалась. Тяжелые мысли острым гвоздем сверлили мозг. Не такую встречу она себе представляла с дочкой. Как изменилась она за этих шесть лет! Вспоминает, как Надя, ее подруга, предостерегала не оставлять дом на дочь, мол, молодая, зеленая, толку не будет. Она тогда еще и обиделась на подругу: дочка ее не подведет, вот увидишь, – сказала. Радовалась, когда Алена выставляла в соцсети красивые фотографии, на которых была видна дорогая мебель, евро ремонт в комнатах. Почему же теперь этого всего она не видит?

Как-то дочка завела разговор. «Знаю, почему сердишься, мама. Здесь ремонт еще успеем сделать. А на фотографиях, которые ты видела – другая квартира. Мы с Максимом ее купили. Правда, на Максима ее оформили. Но это дело поправимое, со временем на меня перепишем», – рассказывала Алена.

Все поплыло у Ирины перед глазами. «Выходит, все эти годы я зарабатывала на квартиру какому-то проходимцу?»,- еле выговорила. В соседней комнате Максим нервно чем-то грохнул, мол, все слышу. «Я не прощу ей таких слов! Так и знай!» – заявил Алене.

Господи, как жалела теперь Ирина, приехав домой! Сердце разваливалось на кусочки. Ирина совершенно поникла. Ей порой казалось, что от страшной реальности сойдет с ума. Потому что и вправду что-то странное, до сих пор непонятное стало твориться с ней.

Хорошо помнит, как в тот день, когда Максим обвинил ее в том, что при открытом кране горела конфорка и по всему дому чувствовался запах газа, когда она и не подходила к плите. А чуть позже на нее накричали, что якобы оставила дом нараспашку, когда ходила к соседке.

«В кармане был ключ, поэтому должна была закрыть», — спрашивала Ирина. Однако обвинения обрушивались на нее чуть ли не каждый день, и она уже и сомневаться начала: может, действительно, виновата? Еще и Алена стала ее убеждать, что следует обратиться к врачу, чтобы не запустить болезнь. Правда, сначала можно попробовать пить таблетки.

Таблетки подействовали быстро. Ирине постоянно хотелось спать. Тело стало вялое, дряблое, и, когда к ней привезли врача, согласилась лечь в стационар. С врачом Алена и Максим «договорились», чтобы как можно дольше растянул лечение матери.

Прошел месяц, второй. За деньги Ирины, которые отыскали, молодожены устроили себе райскую жизнь, закончили ремонт в новой квартире. Алена ничего не жалела для любимого. Лишь бы Максим был с ней.

Однажды в палату к Ирине зашел другой врач. «Теперь лечить буду вас я. Вспомните, с каких симптомов началась ваша болезнь?» – ласково спросила. В лечение Ирины были внесены коррективы. Теперь ее мысли стали яснее, а тело живее. Судьба внесла коррективы и в жизнь Алены.

Все началось с той ночи, когда у нее сильно разболелся зуб. Включила свет, чтобы взять обезболивающее и удивилась – Максима в постели не было. Ужасное чувство отчаянно застучало в голове: неужели после близости с ней он сбежал к другой? Холодная ночь дышала ей в лицо, Алену трясло, когда, не обходя луж, бежала в их новую квартиру. В окне спальни светился ночник…

«Ты чего врываешься в чужой дом посреди ночи?» – Максим со всей силы ударил Алену в лицо. В дверях спальни злорадно хохотала его пассия.

Боже милостивый, как она могла так себя обмануть? Она же так верила Максиму, любила, как никого до сих пор. Но самое ужасное: упрятала мать в психушку. Потому что так настоял Максим. У Алены началась сильная головная боль, чувство страха и напряжения. Особенно, когда ее адвокат сказал, что маловероятно выиграть суд с Максимом, ведь документально нет доказательств, что новую квартиру покупала она.

«Скоро я выпишу вас», — услышала вскоре Ирина от врача. Поймала себя на мысли, что не хочет возвращаться домой.

Решила пойти в часовню, находившуюся на территории больницы. Она так давно не говорила с Богом! В дверях столкнулась с тощей, усталой женщиной в сопровождении медсестры. Алена? Ирина хотела что-то сказать, как, как сквозь сон, услышала тревожное: «Мама…» Ирина обвела дочь заплаканными глазами, едва ли не впервые взяла волю в кулак. «Я вас не знаю», – сказала и поспешила исчезнуть.

В окнах отделения, из которого выписали Ирину, зависли заинтересованные лица. Кто-то радовался за Ирину, кто-то завидовал. Радовалась за Ирину и ее новый врач, которой, как на духу, она рассказала свою историю.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Как она могла так себя обмануть?