Успеть «в последний вагон»?

Сорокалетняя Марина всегда была «себе на уме». Не следовать за толпой, не быть такой как все — вот, наверно, ее жизненный девиз. Первый раз она сильно шокировала друзей и близких еще в ранней юности — отказалась идти на школьный выпускной. Ну то есть сейчас-то подобным поступком особо никого не удивишь, а тогда, в девяностых, когда Марина закончила школу, это было из ряда вон. На выпускной шли все — и двоечники, и отличники, и активисты, и серые мыши.

Родители из последних сил собирали детей: жили тогда тяжело, но нарядиться и отпраздновать окончание школы считалось обязательным. Девчонки шили наряды, мальчишки примеряли костюмы и галстуки. Марина от всего этого отказалась наотрез. Явилась только на вручение аттестата: растолкав одноклассниц в умопомрачительных платьях, вышла за документами в джинсах и футболке, и, произведя фуррор, отправилась домой.. …

А спустя шесть лет Марина в этих же, основательно потрепанных, джинсах пришла на собственную свадьбу — и тоже была единственной невестой в таком виде, причем, судя по взглядам сотрудниц ЗАГСа, не только в тот день, но и вообще. Большинство невест, даже регистрируясь на большом сроке беременности, все-таки норовят принарядиться, и явиться на роспись не пойми в чем — тоже определенный вызов обществу.

И свадьба была «не такая как у всех»: вместо ресторана поехали с друзьями в лес, на природу — жгли костры, жарили шашлык, пели песни под гитару и пили теплую водку из пластиковых стаканчиков. Честно говоря, многие были в недоумении — ехали на свадьбу, а попали на пикник. — Все не как у людей! — вздыхала мама. И детей заводить Марина отказалась наотрез, хотя уговаривали все: и родители, мечтавшие о внуках, и муж, и свекры. Обычно о таких вещах договариваются до свадьбы, да. Но вот как-то внимания не заострили.

Муж считал, что он и женится-то для того, чтоб ребенка родить — иначе для чего? Спать друг с другом и без регистрации можно. А Марина об этом как-то вообще не думала — просто не хотела и искренне считала, что хотеть ребенка человек в здравом уме не может. Зачем? бессонные ночи, крик, подгузники, кашки, декрет… Дети, считала Марина — это всегда неожиданный сюрприз, причем со знаком минус…

В результате развелись на четвертом году брака. Муж вскоре женился на другой, которая друг за другом родила ему троих детей, и счастлив, а Марина так с тех пор и живет одна, изредка встречаясь с разными мужчинами и утверждая, что никто ей не нужен. Вернее, так было до последнего времени. Последние полгода, наверно, терзает Марину странная хандра. Может, кризис среднего возраста накрыл, может, еще что, но только Марина анализирует прошлую жизнь и … о многом сожалеет. Никому не признаваясь, наедине с собой, и тем не менее.

Ведь все прошло, уже ничего не вернуть и не переделать. И, оказывается, многого в жизни не было, многого не пришлось испытать. Не было фаты и белого платья, например, лимузина с кольцами, свадебного танца и фотографий. Не было выпускного вечера, шампанского из-под полы и гуляний ночь напролет — тогда казалось это глупым и ненужным, а теперь вот жаль. И детей не родила — может быть, зря? Сейчас бы был уже взрослый сын или большая дочь… Но, если школьного выпускного уже не вернуть, то ребенка родить в сорок и за сорок в наше время не проблема абсолютно. Только вот надо ли?

Денег особых у Марины нет, последнее время сильно болеет мама, и все средства и накопления уходят на лечение. Мужа тоже нет, есть какой-то временный кавалер, который уж точно не мечтает о таком подарке, как ребенок. Помощи, соответственно, не будет — ни от родителей, ни от партнера. Что такое дети, Марина не представляет абсолютно — братьев-сестер у нее нет, от чужих детей она всегда шарахалась. Здоровье — вроде бы есть, хотя тоже не богатырское. Родить-то она родит, но вот что дальше — большой вопрос… В общем, куда не кинь — везде клин. Тем не менее Марина все больше склоняется к мысли, что ребенок ей нужен. Если не сейчас — то уже никогда. И то неизвестно, удастся ли прыгнуть в последний вагон.

Бывает же так: еще несколько лет назад у Марины были все условия — муж, семья, здоровые родители, большая квартира, всеобщие уговоры и обещания помощи — но тогда Марина и слышать ни о чем не хотела. А вот сейчас хочет — несмотря ни на что. — Еще ни одна женщина с ребенком не пропала! — рассуждает Марина. — Все так или иначе выкрутились.

Квартира есть, декретные выплаты будут, если что. Год продержусь, а там няню и на работу… Лучшая подруга, с которой Марина советуется в этом вопросе, уговаривает очень подумать. Вполне вероятно, рассуждает она, Марине нужен не ребенок, а очередная возможность сделать все «не как у людей», эпатировать окружающих. Только это уже не шутки. Ребенок — это ответственность, и принимать решение тут надо очень взвешенно… Если бы ваша судьба сложилась так, что вот вам 40 и впереди — только одиночество и старость, и рядом никого — вы бы родили ребенка «для себя»?

Может, конечно, для того, чтоб принять взвешенное решение, нужно время, но думать и размышлять особо тоже некогда, часы тикают все громче. Надо уже либо закрывать этот вопрос навсегда, потом, может быть, сильно пожалев, либо действовать… И, конечно, не факт, что в этом, втором случае Марина потом не пожалеет ни о чем… Решиться или нет?

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Успеть «в последний вагон»?